BezdnaCross
    — Сдалась тебе эта книга… — негодование, рука слегка дрогнула, касаясь ногтями раны, но это он заметил только по выражению лица Эндзё. Тот полностью сменил облик, убирая броню, в очередной раз напоминая Сверру насколько тот беззащитен. И ведь все равно лезет туда, куда его не просят. Из-за чертовой книги!
    И все же, он знает, насколько Чтец опасен… насколько силен. Не в плане умений, тут он до невозможности ленив, а в чем то таком, чего Сверру не понять. Даже если он приложит все свои усилия. Неуловимый, обжигающий, яркий огонь. Если потушить его — будет крайне обидно и все же до чего он… ослепляет. Обжигает.

    здравствуй, любимый, кто-ты-там-я-не-знаю.

    BezdnaCross

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » BezdnaCross » Фандомные игры » Santa Claus Is Coming to Town


    Santa Claus Is Coming to Town

    Сообщений 1 страница 6 из 6

    1

    Rick Grimes x Daryl Dixon

    You better watch out
    You better not cry
    You better not pout
    I'm telling you why
    Santa Claus is coming to town
    He's making a list
    He's checking it twice
    He's gonna find out who's naughty or nice
    Santa Claus is coming to town

    +

    +2

    2

    Дэрил смотрел на свинью. Свинья смотрела на Дэрила. Казалось, эта тварь знает, что в ближайшее время ей ничто не грозит, и злорадствует над тем, как кучка личных чернорабочих расширяет ее хоромы в тюремном дворе в ожидании того, когда она опоросится. На глаз сейчас ее зимний хлев уже был больше, чем пара объединенных камер, в каждой из которых ютилось по два человека. (У Дэрила тоже была своя, но он предпочитал спать в более просторных местах).

    - Всё равно я тебя сожру, - буркнул Дэрил свинье вслед, когда гляделки той надоели, и она лениво потрусила в другую сторону загона. Ничего личного, просто ловить эту тушу и тащить ее из леса живьем, визгом собирая ходячих как на концерт какой-нибудь паршивой металлической группы, было работенкой не из легких. Так что он считал, что имеет полное право на пару толстых стейков с кровью. Рик с Хершилом, однако, считали эту кабаниху основой их будущего кормового хозяйства, так что пришлось опять жевать опоссума.

    Ладно. В целом, он понимал всю эту беготню с фермерством, которое вроде как когда-нибудь должно будет начать их обеспечивать. Может, он даже отчасти понимал, какого хера Рик закопал свой револьвер на грядке, чтобы посвятить себя помидорной рассаде (понимал не значит одобрял, потому что он не одобрял, но каждый слаживает со своими проблемами по-своему, и иногда человека просто лучше не трогать, это он знал по себе). Чего он не понимал точно - так это половины из тех списков, которые ему заговорщицки надавали какие-то левые люди.

    Серьезно, он этих переселенцев из Вудбери знать не знал. Они не ночевали вместе в лесу, не отбивались от стада ходячих в замкнутом пространстве, не устраивали голосований по казни пленных. Он не видел их в деле, как он мог что-то о них знать? Кое к кому, с кем он ездил на вылазки, он вроде привык, но остальные? Они тоже о нем нихрена не знали, но почему-то делали вид, что он их лучший друг. Кэрол называла это "благодарность", мол, это он их вывозил из этого чокнутого городишки, но ему всё равно это казалось подозрительным и некомфортным. Раньше к нему так не относились.

    То ли свинья была во всем виновата, то ли быт в блоке С стал слишком тихим и спокойным, но едва наступил декабрь, и он раздобыл себе под жилетку теплую фуфайку, как его начали отлавливать поодиночке, едва он отходил поссать или прополоть ходячих у забора поутру. Всё начиналось одинаково: мол, так и так... я понимаю, что это не приоритетно и вообще ерунда... но если вдруг попадется по дороге, по ходу дела... ты там захвати, ладно? И не говори Тилли или Вилли, что я тебя просил, ок? Хочу, чтобы это был сюрприз, понимаешь?

    Ничего такого Дэрил не понимал. Он пожимал плечом, мычал и убирал бумажку в карман, чтобы забыть о ней, потому что это было реально неважно по сравнению с жратвой, батарейками, плотной одеждой, удобрениями и остальным необходимым для жизни минимумом. А потом в один день ему полчаса пришлось слушать рассуждения Гленна о том, что бы и как достать Мэгги на Рождество, потому что оно вот уже на носу, а семья Хершила однозначно празднует его невзирая на конец света, и до него дошло, на что он подписался. Потому что то, что он не прекратил это паломничество в корне, а продолжил брать бумажки, значило, что он на это подписался.

    Натурально, он бы мог вообще на это забить. Может, это как раз сбило бы градус нервирующего его всеобщего дружелюбия. С другой стороны, запасов хватало уже на месяц вперед, а перестраивать хлев для свиньи ему принципиально не хотелось. Охотник должен охотиться, а не поросят разводить. Продолжать слепо рыскать в поисках говнюка Губернатора, на что изначально он потратил кучу времени, было дохлым номером. Сидеть на месте и наслаждаться наступившей пасторалью - стремно. Поэтому он решил - какого черта, почему бы не скататься.

    Облокотившись на ограду загона и затянувшись окурком, Дэрил вытащил из карманов смятые листки и перебрал их. Почесал бровь. Достал следующую сигарету, и, не зажигая ее, перебрал листки еще раз. Точно было то, что на байке тут не управиться - надо брать тачку. Ну или шестерку ходячих брать на буксир как носильщиков. Вроде бы мужики в городах раньше этим в распродажи и работали, даром что цепочек на них не было.

    Справа прекратился стук рубанка - это Рик, разя опилками и свиньей, остановился рядом попить воды. Дэрил оценивающе покосился на него исподлобья.

    - Что это за говно, знаешь? - спросил он, протянув листок и ткнув в него концом сигареты. - Со мной не поедешь? - особой надежды в его голосе не было. Все знали, что на вылазки Рик больше не ездит. Ну, это довольно сложно, когда твое оружие закопано на грядке.

    [icon]https://i.imgur.com/330a0Ix.jpg[/icon]

    +2

    3

    Понадобилось слишком много времени, чтобы осознать, что перед его глазами разворачивается самый настоящий апокалипсис. Его выбросило внезапно, в самую гущу. У него не было этих дней подготовки, чтобы осознать, что что-то не так. У него всё произошло по щелчку пальцев. Вчера у него была семья, спокойная жизнь в городке и знание, что впереди его ждёт обычная жизнь, его сын закончит школу, потом надо будет выбирать колледж, институт, надо будет решать бытовые проблемы, проблемы в семье, покупать каждую неделю продукты, платить налоги, закрывать счета на оплату. И он бы хотел сказать, что самым страшным в той жизни был огнестрел на работе, но вы когда-нибудь пробовали выяснять отношения с женой? Или посчитать, сколько понадобится ещё копить на образование сыну?

    Потом он вырубился, а очнулся уже в Аду среди разрухи, обглоданных тел и чего-то настолько жуткого, что внутри всё леденело от одной мысли – он не хотел знать, что происходит. Поэтому не открыл тогда ту чертову дверь. Как будто ему это помогло. То есть, конечно, теперь, с вершины своего хренового опыта он знает, что это было чувство самосохранения. Открой он ту дверь, и его бы сожрали заживо. Но его не сожрали ни в больнице, ни в Атлнанте. Тогда это было провидение, он в этом уверен. Он должен был увидеть свою семью. Но потом? Потом он каждый раз выживал, потому что у него есть семья. Это было ради Лори и Карла. Позже – только ради Карла.

    На то, чтобы осознать, что даже в этом проклятом Аду, у него всё ещё есть семья и сын, ему понадобилось непростительно много времени. Хершил был прав. Не всегда, но… чаще всего всё же был прав. У Рика всё ещё есть сын. И есть дочь. Он не просто лидер их группы, не человек, который хочет выжить. Он отец. И это не значит просто защищать детей. Это значит, что он должен ещё и служить примером. И думать о том, в каком мире он хочет, чтобы его дети жили. Кем он хочет, чтобы они стали. «Убей или будешь убит» - это не тот закон, которому он хочет научить Карла. Ему пришлось нелегко. Он сделал то, чего не должен делать ни один ребёнок – выпустил пулю в свою мать. Это не должен был делать он. И Рику следовало задуматься об этом, но он не смог… Он так старался сделать всё правильно и защитить всех… До сих пор старается. У него нет другого выбора, он знает, он должен быть сильным, потому что если он не будет, то Карл тоже умрёт. Просто иногда кажется, то ты выжимаешь из себя последние остатки, но всё вокруг продолжает рушиться. Ты отдаёшь всё, всего себя, пытаешься сделать хоть что-то в разгорающемся вокруг хаосе, поступаешь правильно и заставляешь себя верить в то, что ты делаешь всё правильно, потому что если ты начнешь сомневаться хотя бы на секунду, всё рухнет.

    Сейчас, закопав оружие, Рик тоже уверен, что делает всё правильно. И знает, ради кого это делает. Мирные дни – это не данность теперь. Это награда, благословение, это то, что тоже нужно, как воздух и вода, чтобы выжить и остаться человеком. Он хочет помочь Карлу стать тем, кто сможет принимать верные решения, не закладывая в их фундамент жестокость и убийства. И ему нужна была эта передышка не меньше. Им всем. Поэтому копаться в земле, в свинарнике, где угодно, кажется самым лучшим, что он делал после того, как очнулся из комы.

    Дэрил его интересов не разделял, но у него были свои дела и занятия. Каждый занимался тем, чем хотел заниматься. Дэрил находил припасы и необходимые вещи, зачищал периметр и охотился. А ещё, видимо, исполнял роль местного Санты.

    Рик, закрутив бутылку, взял протянутые ему листки и пролистал их наспех. Посмотрел на Дэрила, затем снова на листки, и усмехнулся, возвращая их. До него не сразу дошло, что это. На первый взгляд странный и дикий набор вещей далеко не первой необходимости. Первостепенными всегда были лекарства, потом патроны, потом еда, потом сезонные вещи, далее какие-то основные удобства типа «нам нужна ещё одна ложка» или «чашка». Но вот это… даже близко не попадало ни в одну категорию. Только позже до Рика с удивлением дошло, что сейчас зима. И на носу новый год. Ему всё ещё сложно следить за календарём, когда ты не видишь вокруг мириады магазинов, украшенных гирляндами и елочными игрушками. В их маленьком мире ничего не изменилось. К счастью, люди – тоже. Обычно он бы обязательно заворчал на это, может, выругался на всех как следует, потому что думать нужно не об этом, а о том, как выжить. Но глядя на Карла он понимает, что это и значит: выжить и остаться человеком.

    - Это значит, что поздравляю тебя, кажется, теперь ты Санта, - смеется Рик, укладывая руки по бокам на пояс штанов, - может, тебе пора подумать о том, чтобы отрастить бороду, посоветуйся с Хершилом, он подскажет, как это сделать правильно, - он машет ладонью перед лицом, изображая, где должна быть эта густая растительность, - канун Рождества, - поясняет Граймс и смотрит на людей, слоняющихся по их территории. Он не сомневался, Дэрил поедет. Какими бы глупыми и бесполезными ни были эти заказы. Он добрый, не смотря на то, каким хочет казаться. И ему не важно, к празднику это или нет. Люди не стали бы просить что-то только из прихоти. Каждый знает, насколько опасными бывают вылазки.

    - Затея просто ужасная. Это слишком большой риск, который не оправдает себя, - он должен был произнести это вслух. Хотя бы для того, чтобы убедиться, что какая-то часть его действительно так считает. Но он видит Карла, копающегося в грядке и собирающего урожай, и понимает, что одна из записок написана его почерком. И… может, это именно то, ради чего он старается.

    - Но, кажется, я добавлю тебе к списку еще пару пунктов. Сейчас двенадцать. Темнеет рано, поэтому мы всё равно далеко не сможем уехать. Но можем проверить, вдруг найдётся ещё что-то рядом, - Граймс качает головой и смотрит в землю, себе под ноги. Он не должен был соглашаться. Но сейчас у них всё тихо и, может быть, это единственный шанс, который у них есть, чтобы отпраздновать Рождество так, как они ещё помнят, что праздновали.

    - Дай мне немного времени, - он хлопает Дэрила по животу и отправляется в тюрьму, чтобы сполоснуть лицо, руки и надеть другую рубашку. Ботинки тоже пришлось отчистить, потому что женская часть не пускала его в таком виде даже на порог. Мол, знает ли он, сколько сил уходит, чтобы держать это место в чистоте. Да, когда женщины начинают ворчать – жизнь определённо налаживается.

    Застегнув походный вариант пояса, к которому можно легко цеплять ножи, топор и еще много припасов, Грайм выходит буквально минут через пятнадцать.

    - Возьмем машину. Лучше не привлекать лишнее внимание шумным мотором. А по дороге расскажешь, как ты отмечал рождество раньше, - Рик подкалывает его немного, но беззлобно. Он знает, насколько паршивая у Дэрила была жизнь. И что-то ему подсказывало, что она не сильно отличалась о того, что есть сейчас. Но главное – ничто из этого его не сломило. Несмотря ни на что именно Дэрилу он доверяет и всегда будет доверять больше, чем кому бы то ни было.

    Отредактировано Rick Grimes (2022-01-07 14:08:24)

    +1

    4

    - Иди ты, - смущенно пробурчал Дэрил, исподлобья уставившись на этот приступ хорошего настроения как на предательство их товарищества. – Сам отращивай. Тебе больше подойдет.

    И правда, если на то пошло, то это от Рика, а уж точно не от него, ждешь красных штанов, какой-нибудь праздничной травы с огорода на ужин и мотивирующей речевки вроде «встретим следующее Рождество этим же составом, потому что никто за год не умрет». Но, кажется, до этого момента ему было настолько же насрать на календарные дни, как и самому Дэрилу, они с Хершилом жили по тому лунному календарю, который говорил, когда что сажать и перекапывать. Ну, зато сейчас у него возник этот блеск в глазах, и в итоге ехали они оба. Это было гораздо лучше, чем брать с собой кого-то из новичков: возьмешь кого-то из них на идиотское задание, и они решат, что идиотские задания – это норма, которую можно ввести в обиход. Таким можно заниматься только с кем-то надежным.

    Дожидаясь Рика, он загрузил в пикап арбалет, пустые мешки, пару пластиковых ящиков и бутылку воды. Потом оценил свою ладонь, обтер ее о внутреннюю сторону жилетки и после потрепал по светлой головенке мелкую Джудит, гуляющую на руках у Бет. Надо будет и ей что-то прихватить, раз такое дело. Ей и так каждую вылазку все старались взять какую-нибудь игрушку или одеяльце посимпатичнее, - что попадалось, - но раз сегодня везли всем, то ей надо было получше, чем всем.

    Вообще Дэрил думал, что Рик пошел не менять наряд на выходной, а одалживать пистолет, но когда тот вышел с топором на поясе и пустой кобурой, ничего не сказал, только поискал глазами, у кого бы одолжить самому. Входить в жилой блок с тех пор, как там начали заставлять мыться, стало опасно, но Мэгги как раз собралась менять предыдущую смену на смотровой вышке и выручила его.

    - Аккуратно, - сказала она и привычным жестом провожающего дотронулась до его плеча. Она бумажек не писала, была большой самостоятельной девочкой, но вряд ли Гленну ничего не перепадет.

    - Угу, - отозвался он, засовывая пистолет за пояс. Было бы чертовски глупо сдохнуть в отделе елочных игрушек, если топор Рика застрянет в ком-нибудь намертво. Если у него принципы, то Дэрилу не впадлу поносить огнестрел за него и одолжить в критический момент. Это удобнее, чем спорить, тем более что единственным способом Дэрила победить в любом споре было сказать "нет" и скрыться так быстро, что противник не успевал ничего возразить. Но с Риком они спорили редко. Даже если не соглашались в тактике, то дальше пары реплик дело не уходило: Рик знал, что просто так возникать и возражать он не будет.

    Плюхнувшись за руль и подождав, пока Рик попрощается с Карлом и три раза хлопнет дверью, пока та нормально не закроется, Дэрил высунул руку в открытое окно и махнул дежурным у ворот, чтобы открывали. Ходячих на сетке на внешней ограде висло совсем немного. Один хрустнул под колесами, разваливаясь, и зимняя прохлада придержала вонь, летом сразу прошибающую и въедающуюся во всё вокруг. Вроде бы обоняние у всех них должно быть уже отшиблено начисто, но всегда находилось что-то новое, что пронимало даже его, а уж его трупной вонью еще с пяти лет было не удивить.

    - Заедем в тот молл, - он неопределенно дернул головой в сторону северо-востока. В ту зиму, когда они скитались после падения фермы, они прошерстили все окрестности, и моллы знали наперечет. В некоторых даже ночевали, но не более того: они строились на слишком открытой местности, и в них слишком легко было вломиться сразу с нескольких сторон. - Еду и важное мы в прошлый раз вычистили, но остальное там лежит.

    Процентов семьдесят в его списках всё же было практическими вещами, не безделушками (хотя на словосочетание «нож покрасивее» Дэрил мог отреагировать только недоуменным фырканьем). Зато на остальное не позарились бы даже самые отбитые мародеры. Ну типа ладно, свечи, электричество не резиновое, но стеклянные шары? Хорошо что еще фейерверки никто не попросил. То-то все мертвяки в округе бы обрадовались.

    - Ну, - спустя паузу в двадцать минут выдал он, глядя на дорогу, - однажды мне обещали велосипед. В целом, в итоге он мне достался, даже лучше. А так к Рождеству мы еще от Дня Благодарения не отходили.

    Точнее, велик ему обещала мама, еще когда была жива. А потом они отмечали только «настоящие американские» праздники, то есть День Благодарения и День Независимости. Дэрил бы не отказался, если бы этих праздников было еще меньше, потому что его планка благодарности и патриотизма никогда не дотягивала до отцовских стандартов.

    - Короче, хорошо, что ты поехал, - кивнул он сам себе. - Елку, думаешь, тоже надо будет рубить?

    +2

    5

    - Да. Тоже о нём подумал, - по сути, им было не важно, в какой именно маркет тащиться. Дэрил прав, все крупные точки в округе они уже обшерстили на наличие предметов первой необходимости. И единственное, ради чего они туда еще могли изредка заехать – бытовые предметы на замену сломанным. На всё остальное никто уже не обращал внимание. Если не считать эмоциональных срывов, когда какие-нибудь мародёры, которым сносило крышу от вседозволенности во время апокалипсиса, начинали крушить всё подряд просто потому что могут, и потому что знают, что за это им ничего не будет. Рик видел как-то отдел, где были разбиты все хрустальные люстры, и ни капли крови или признаков борьбы. Размазанные по полу бардовые следы и внутренности были двумя отделами позже. Ты можешь быть до черта обиженным продавцом люстр, которого доставал владелец магазина, но это не значит, что шум бьющегося стекла не привлечет толпу зомби. На это можно было только иронично хмыкнуть (теперь уже) и сказать, что теперь система охраны работает ещё лучше.

    Рик смутно помнил, как попал в первый гипермаркет. После больницы он ужасал не так сильно. На тот момент у него уже были задачи, которые ему нужно было решать. Это помогало не зацикливаться на том, насколько ужасающе пусто это здание, в котором не так давно кипела жизнь. Но за стёклами была толпа голодных зомби, на крыше – бешеный Мерл, а рядом с ним – люди, которым он обязан был жизнью, и которых он должен был вытащить как можно скорее.

    Он всегда был таким, поэтому и пошел в полицию. Ему нужно было видеть перед собой цель, задачу. Чем сложнее, тем лучше. Что-то, что он мог бы решать, двигаться вперёд, а не закапываться в своих мыслях. Это его лучшая привычка, и его худшая – тоже. Она же его и привела к тому, о чем они говорили с Хершилом. Иногда рядом должен быть кто-то, кто сказал бы, что ему надо остановиться. Раньше этим человеком была Лори. Когда Карла подстрелили, Рик и минуты не мог сидеть на месте. Самое ужасное – это ждать. Тогда у тебя хватает времени на все эти разъедающие мысли о том, «что если». Что если Карл умрёт? Что если он не выкарабкается? Что если это всё бесполезно? Что если…
    Рик любил сына больше всего на свете, все эти четырнадцать лет, но это даже забавно, как люди вокруг продолжают напоминать ему, что значит быть отцом.

    Двадцать минут молчания в машине воспринимались естественно и просто. Пожалуй, Дэрил был единственным человеком, с которым ему не обязательно было говорить и, при этом, они все равно понимали друг друга. После стольких лет упреков и монологов о том, что он слишком бесчувственный, слишком замкнутый и не способен делиться своими эмоциями, если они у него вообще есть, это казалось той зоной спокойствия и комфорта, где он мог быть собой. Вероятно, потому что они были в этом слишком похожи. Дэрил так же не любил болтать попусту. Иронично, что Рик не только умел, но и был заточен на то, чтобы чувствовать обстановку и подмечать детали в том числе из-за того, что работал полицейским, а Дэрил – потому что учился выживать и, в том числе, не попадаться полицейским. Не будь этого чертового апокалипсиса, они бы встретились при совсем других обстоятельствах.

    - Продолжали перечислять, за что благодарны друг другу? – улыбается Рик, когда речь заходит о дне благодарения, и качает головой, глядя в открытое окно со своей стороны. Упираясь локтем в раму, он кладёт ладонь на крышу машины и продолжает запоминать всех ходячих, которых увидит на периметре. В голове тут же просчитываются их маршруты, и где те окажутся, когда они поедут обратно. Лучше быть начеку и знать, что тебя ждёт. Всё не предугадаешь, но это основы безопасности, - у нас всё было тихо, - зачем-то делится Рик, когда кивает, вспоминая их праздники, - наверное, даже слишком, это и подвело, - он думал, что если не будет разжигать ссоры, будет с терпением и пониманием относиться к жене, то всё будет хорошо. Она занималась всем бытом, ребёнком, к тому же, у него была опасная работа, и она за него переживала, он это понимал. Поэтому считал, что его обязанность заключается в том, чтобы с этим самым пониманием относиться ко всем её претензиям. Никто никогда не скажет, что брак – это легко. Это чёртово адское испытание, и он был уверен, что справляется с ним. Но оказалось, что он часто ошибался. – Теперь думаю, что если бы мы ссорились, били посуду и кричали друг на друга, как нормальная американская семья, было бы лучше.

    Нет, он знает, лучше бы не было. Потому что это не то, что ему нужно было. Работа выматывала, даже если это был обычный день в патруле. Ему хотелось возвращаться туда, где тихо и спокойно. Ему всё ещё хочется создать такое место, где все чувствовали бы себя спокойно, в его представлении это то, что можно назвать домом. И это он готов защищать всеми силами. Ну или почти всеми… ему просто нужно выработать способ, при котором не приходилось бы прибегать к такому количеству насилия.

    Граймс коротко смотрит на Дэрила и кивает, отворачиваясь обратно к открытому окну и не спуская взгляда с ходячего, пробирающегося через заросшее поле. Он знает, что засиделся в огороде, что закопал своё оружие, что решил измениться, и это… многое меняет. Но ещё он знает, что если бы он этого не сделал, он бы не остановился. Он готов был убивать за каждого человека в их группе, за каждый клочок их территории, где они могут жить спокойно. Он всё ещё знает, что без промедления убьёт любого, кто будет им угрожать, потому что он должен их защитить. Рик начал терять эту границу и контроль. Возможно, в нём что-то щелкнуло в тот момент, когда он убил Шейна. Ублюдок всё же добился того, чего хотел от него…

    Подняв взгляд на небо, Рик щурится. День выдался ясным, и небо такого же чистого синего цвета, как радужка его глаз. Хорошо, значит, не застрянут в очередной грязевой яме после дождя.

    - Ёлку? Нет, - хрипло тянет Рик, покосившись на Дэрила, и смеётся, - я думал найти игрушку и повесить на тот метровый саженец на участке, - рубить ёлку – дело хлопотное. Он в один год решил, что это отличная идея, но это была ужасная идея. Сначала выбрать участки, где разрешена вырубка, потом на этом участке найти подходящее по высоте и пушистости дерево, потом проверить на наличие живности и паразитов (половина из условий была выдвинута, конечно же, Лори), потом ты рубишь эту елку пол часа, упарившись, а потом ещё тащишь до машины, до дома, до гостиной, устанавливаешь.. нет, это была ужасная идея. – Посмотрим на обратном пути. Сначала по списку.

    Они паркуются недалеко от маркета и первым делом Рик убеждается, что на периметре или горизонте нет никакого движения. Единственный металлический шум исходит от одного захудалого зомби, запутавшегося в сцепленных тележках для покупок. Хлопнув дверью машины, Граймс достает из кобуры нож, подходит ближе и одним слитным движением вгоняет нож со стороны затылка. Стерев слизь о край тележки, он убирает нож обратно и достаёт уже топор. С такими запутавшимися зомби иметь дело проще. А вот когда на тебя прёт кто-то, или даже несколько, проще бить наотмашь чем-то более внушительным. У входа Рик привычно встречается взглядом с Дэрилом и кивает ему. Он идёт вперёд, а Диксон его прикрывает, эта схема уже давно отработана.

    Под ногами хрустит стекло выбитых окон и витрин. Поодаль лежит парочка старых зомби с уже пробитыми головами. В этом, кстати, отдельная проблема. Везде всё настолько провоняло, что наличие новых ты просто не сможешь учуять. А, зная, как они умеют прикидываться ветошью и выжидать, их атака может быть довольно внезапной. На полу куча мусора, гильз и кровавых разводов. Всё старое и покрылось грязью. Никаких новых следов Рик не замечает, значит шансы встретить других людей минимальны.

    - Если я всё ещё правильно помню, как ходить по супермаркетам, то отдел с ненужными вещами в той стороне, - кивает Граймс, - боже, насколько же лучше, когда каждую секунду не играют эти долбящие по мозгам рождественские мелодии. Так бы мне шопинг нравился гораздо больше.

    +2

    6

    Нормальная американская семья… еще одна штука, по которой Дэрил не скучал, но которая даже после того, как мира не стало, умудрялась грузить просто потому, что сегодня такой календарный день. Вся эта ностальгия и гипермаркет в придачу слишком назойливо напоминали о Мерле. Он не любил об этом думать. В голову сразу лезла всякая бесполезная дрянь. Что бы было, успей он нагнать и выдернуть его из того броска камикадзе? Что если бы он застал его еще живым, а не поедающим внутренности трупа?

    Ни разу эти мысли не приводили к хорошему финалу. Как ни крути, Мерл оказал ему услугу, избавив его от своего существования. Вряд ли, конечно, его цель была в этом, это ведь бы значило заботу и жертву, а ничто из этих слов брату было не знакомо. Он просто, как всегда, сделал что-то, не имея ни малейшего понятия, почему и нахера. Но, по факту, он правда всё упростил. Останься он в живых, он все равно никогда не перестал бы бычить на Рика, а Дэрил как дурак не перестал бы пытаться соединить несоединимое. Он не мог отказаться от группы, с которой столько прошел и для которой что-то значил, но отказаться от брата, каким бы ебанутым тот ни был, он не мог тем более. Его живьем сожрала бы совесть за то, что он не искал его изначально, и бросил, когда тот наконец нашелся. Честно попытавшись уйти с ним, чтобы решить этим проблему, он почувствовал, насколько перерос его за это время, и снова опускаться до уровня его жизненных правил мудака было уже не по нему. На месте Рика он и близко не подпустил бы Мерла к блоку С; он знал, что Рик согласился взять его «под ответственность» Дэрила только потому, что понимал, в какой ситуации Дэрил оказался. За это он был ему благодарен, но еще знал, что Рик тоже знает, что рано или поздно эта часовая бомба рванет. Мерла бесило, что его младший брат изменился и больше не следует за ним тенью, как было всегда. Его бесило всё, чего они добились, а еще больше бесило, что его не собирались в это принимать. Может, если бы было хоть немного больше времени... но нет. Это был лучший выход из положения. Вот такая вот нормальная американская семья.

    Опустив арбалет, когда единственный обитатель парковки оказался неудачливо закупившимся сукиным сыном, Дэрил сложил ладонь козырьком и против солнца посмотрел на крышу. Потом скривился, вытряхивая муть из головы, слегка сгорбился правым плечом вперед и пошел следом за Риком, отставая на обычные для прикрытия два метра.

    - Хммм, - переступив по осколкам стекла и заглянув за информационную стойку, скептично протянул Дэрил в ответ на заявление про рождественскую музыкальную жвачку. Если он так их не любит, то почему каждый раз в машине они слушают какую-то развеселую хрень? (Спасибо за поездку в тишине, кстати, но он не обольщался: им еще надо было доехать назад). И вообще, ему казалось, что Рик был одним из тех отцов, которым нравится вся эта символическая шняга. Шляпа шерифа, обручальное кольцо, закопанный револьвер. Он весь был про символы.

    Вроде бы с прошлого раза здесь всё было по-прежнему, новых следов не прибавилось. На всякий случай, прежде чем идти к ненужному отделу, Дэрил несколько раз надсадно постучал кулаком по стойке. Звук гулким эхом разнесся по пустому холлу, уходящему в полумрак, и вернулся таким же, без отклика шарканья по полу и характерного звука скорее сдавленного шипения, чем рычания. Хорошо, значит, выход им блокировать не будут. Всё, что тут могло остаться, осталось внутри, в тех секторах центра, куда они в прошлый раз не совались. То есть примерно в тех, куда они направлялись.

    По дороге Дэрил сунул Рику половину своих бумажек на случай, если по ходу попадется что-то из более функциональной части заказов, и сумел извлечь из покрытого чьими-то присохшими мозгами автомата со снеками последний лежалый пакетик сухариков. Крошки хлеба в нем были меньше, чем рыже-красные комки красителя-ароматизатора, но он все равно с удовольствием на ходу высыпал себе в рот сразу половину.

    Автоматическую стеклянную дверь заклинило, пришлось со скрежетом отодвигать ее вручную. На скрежет из-за полок вышла ходячая и начала царапать по стеклу. Когда образовалась достаточная щель, чтобы она вытащила свое тело вслед за согнутой под неестественным углом хватающей воздух рукой, Дэрил всадил стрелу ей в глазницу. Тут же вытащив ее и пристроив обратно на ложе арбалета, он прицелился снова, наблюдая, как Рик с чавканьем вгоняет топор в голову напарника покупательницы. На этом всё снова кончилось, но зловещая атмосфера не рассеялась.
    Когда свет включенного фонаря осветил затемнённые очертания на полках, стало ясно, почему.

    - Не тот праздник, - мрачно резюмировал он.

    Об этом они как-то не подумали. Довольно по-идиотски, честно говоря. С чего они решили, что если сейчас канун Рождества, то в магазине найдется именно рождественское убранство, нагребай и беги? На стеллажах товаров к празднику лежало то, на чем мир застало то, что бесповоротно его разрушило. А именно - красные сердца, уродливые парные статуэтки и рюши и оборки всех мастей. Пустые коробки на полу предполагали, что здесь также было изобилие шоколада, но те, что здесь умерли, успели использовать его в качестве рациона. Пройдя вдоль ряда омерзительных фаянсовых ангелов, Дэрил протянул руку и поднял к глазам пластиковую банку, в которой еще осталась половина мармеладных конфет. Банку он сунул в один карман, а во второй утрамбовал рыжего плюшевого медведя с замшевым носом.

    - Мелкой, - пожал он плечом в ответ на взгляд Рика. - Ну... склад в подвале?

    +2


    Вы здесь » BezdnaCross » Фандомные игры » Santa Claus Is Coming to Town


    Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно