BezdnaCross
    — Сдалась тебе эта книга… — негодование, рука слегка дрогнула, касаясь ногтями раны, но это он заметил только по выражению лица Эндзё. Тот полностью сменил облик, убирая броню, в очередной раз напоминая Сверру насколько тот беззащитен. И ведь все равно лезет туда, куда его не просят. Из-за чертовой книги!
    И все же, он знает, насколько Чтец опасен… насколько силен. Не в плане умений, тут он до невозможности ленив, а в чем то таком, чего Сверру не понять. Даже если он приложит все свои усилия. Неуловимый, обжигающий, яркий огонь. Если потушить его — будет крайне обидно и все же до чего он… ослепляет. Обжигает.

    здравствуй, любимый, кто-ты-там-я-не-знаю.

    BezdnaCross

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » BezdnaCross » Фандомные игры » Мы закрываемся


    Мы закрываемся

    Сообщений 1 страница 14 из 14

    1

    Кэйя, Дилюк
    https://i.imgur.com/WhARSUo.png  https://i.imgur.com/y6OCjkU.png
    Будь хоть немного честнее с самим собой, и все станет немного проще


    Словами через рот говорить куда как сложнее, чем дубиной переговоров. А когда слов накопилось за целые годы - одного разговора может и не хватить выразить все то, что на сердце наросло каменной коркой.
    Или сказ о том, что мнение можно изменить, не поступившись принципами.

    Отредактировано Diluc (2022-02-06 02:43:27)

    +2

    2

    [icon]https://i.ibb.co/HP6N0tt/1111111111.jpg[/icon]

    Свернутый текст

    MJ Cole feat. Freya Ridings - Waking Up
    https://music.yandex.ru/album/6872587/track/49942408

    I love you with open eyes
    I need you not to understand
    I'm trying it's the only way
    I told you I can not be saved
    I'm waking up
    I can see it all
    I'm waking up
    Can I breath in the love from you?
    'Cause I know that you want me too
    Let me breath
    Let me breath
    You know me
    You know what I've done
    You told me, sleep beautiful one
    When only the moonlight shone
    It hold me 'till my heart was numb
    I'm waking up
    I can feel it all
    I'm waking up
    I can breath, I can love for you?
    But I know that you want me too
    I feel it burn
    I feel it burn
    It's in the air in you to love me like you do?
    It's in the air in me, to stay asleep
    It's in the air in you to love me like you do?
    It's in the air of me, today I see
    I can see it all, I'm waking up
    Can I breath in the love from you?
    But I know you want me to
    And I know you want me to

    ...Дверь за Итэром и Паймон закрылась. Кэйа чуть сжал пальцы в кулак, повернувшись к стойке. И наткнулся на взгляд Дилюка словно бы на меч. Губы сами собой растянулись в улыбке — он так отчаянно пытался скрыть эмоции, что предпочитал эту самую улыбочку. Хоть и догадывался, что Дилюк ненавидит и его, и улыбку, и саму память о нем, когда-то называвшим его братом.
    Братом.
    Когда-то.
    Словно это было не три года назад в последний раз, а тысяча.
    "Брат, можно войти?" — услышал в своей памяти Кэйа собственный голос почти четыре года назад, скрыл вздох за смешком и сел за стойку на высокий табурет. — "Мне надо кое-что тебе сказать".
    "Кое-что" тогда сломало их отношения навсегда. Разрушило семью и разбило сердце. И помогло ему обрести Глаз Бога, о котором когда-то молодой Кэйа молился. И о котором теперь он думал с некоторой неприязнью. Крио-сила замораживала его собственное сердце, сожжённое обидой, разочарованием и яростью Дилюка.
    А ведь Кэйа любил брата. Любил так сильно, что это могло сойти за одержимость. Талантливый, яркий, умный, сильный, ставший капитаном так рано! И ещё получивший Глаз Бога... Разумеется, огонь был его стихией. Тем более обидно было получить столь противоположную силу. Интересно, отец бы гордился?.. "Который из отцов, Кэйа, который?"
    Мысленно он скривился. А на самом деле улыбочка и не думала угасать. Ну не мог он ничего с собой поделать — улыбка давно стала способом скрыть эмоции, терзавшие душу. Волнуешься? Улыбайся. Злишься? Улыбайся. Хочется выть от боли? Тем более, дорогой Кэйа, улыбайся. Потому что тогда никто не сможет задеть тебя, обидеть, никто не увидит и не сможет воспользоваться твоим страданием.
    Он так хотел быть похожим на брата. Но на того брата, каким Дилюк был до смерти Крепуса. Смеяться Дилюк умел так же хорошо как убивать врагов. Как ввязываться в проказы. Как смотреть на закатное поле с одуванчиками и мечтать в компании брата. 
    "Кэйа, ты идиот. Он не будет с тобой говорить. Не говорил всё это время, не станет говорить и сейчас. Только вежливость, отстраненность, всё четко и по делу".
    Он слегка склонил голову набок, рассматривая Дилюка так, словно тот должен был что-то ему рассказать. Поведать некую историю. Или поблагодарить. Было бы неплохо, конечно, услышать в свой адрес: "Спасибо, Кэйа, что решил не рассказывать всем, кто скрывается под маской Полуночного героя". Да даже скупое "спасибо" было бы сейчас кстати. Он был в курсе, что не дождется ни того, ни другого. Скорее всего он дождется только того, что ему укажут на дверь. Но внутри, где-то там, где сжималось его инеевое сердце, Кэйа ощущал странную боль. Ту самую, которая появилась в ночь их дуэли. И которая исчезла, когда крио Глаз Бога появился на его груди. Он и забыл, как это может быть мучительно — мечтать об улыбке брата.

    Отредактировано Kaeya (2022-02-21 16:18:52)

    +2

    3

    Странно это, все же - пытаться чувствовать то, что еще несколько недель назад ощущал при виде этой улыбки без проблем, фактически при одном взгляде на нее - раздражение и желание моментально ответить колкостью на колкость, сделать чуть больнее. чем ему самому было. Словно от этого становилось легче. Не становилось. Ни разу. Никогда. Это как вновь и вновь срывать с уже начавшей заживать раны корочку подсохшей крови, обнажая ее соли разочарований и ветрам потерь. Но стоило лишь понять, что пусть незримая, но помощь в спасении любимого города была не только со стороны Итэра или Джинн, да даже их пьяницы-архонта, как сразу в груди расцвело нечто теплое. То, что давным-давно покрылось коркой льда. Того самого, которым одарили архонты Кэйю в тот самый вечер.
    И тепло это постепенно заставляло его иначе смотреть на все выходки Олберича, когда тот заявлялся в "Долю Ангела" - словно он вернулся в юность и точно знал, что скрывается за тем или иным жестом и словом Кэйи. И это было... больно. Он так давно не чувствовал в груди ничего, кроме холода безразличия или нестерпимо обжигающего огня ярости, что сейчас терялся, чувствуя это давно забытое ровное тепло.
    Годы отточенного умения держать лицо и сейчас позволили спокойно проводить взглядом почетного рыцаря и его спутницу вечную, спокойно перевести взгляд на Кэйю, решившего оставить его статус инкогнито. Не знай он слишком хорошо... брата, заподозрил бы в этом акте невиданной щедрости умысел или долгосрочную выгоду, но даже несмотря на все их... разногласия, он точно знал, что Кэйя это делает и ради Мондштата.
    "Ты же знаешь, что не только ради этого... ты прекрасно знаешь, что он на подстраховке уже несколько месяцев патрулирует улицы и окрестности города, точно зная, кто ты есть. Знаю...
    Внутренний монолог затягивается, Кэйя явно ждет то ли пояснений, то ли благодарностей. А Дилюк никогда не умел в слова. Нет, не правда, он перестал в них уметь после той ночи. Вместо этого слова заменили дела - на стойке перед Кэйей с тихим стуком оказывается бокал лучшего вина из одуванчиков, этот сорт он дурню барду или иному выпивохе точно не нальет.
    - За счет заведения...
    "Спасибо" - между строк, но он просто отвык говорить это ему. К тому же, это дурное тепло, так некстати вновь возвращается, вызывая слабость и побуждая с какого-то хиличурла высказать все, что накипело... чтобы наконец отпустить, перестать каждый раз сжигать себя заново, перебирая в душе события того дня и... не находя прямой вины Кэйи. Да, тот лгал ему и Крепусу все эти годы. Да, доверие оборвалось в тот же момент. Но смерть отца он бы не смог предотвратить - зато был рядом, когда Дилюку самому пришлось... пусть он поспел лишь к концу, но, все же. И разве не Крепус учил сына, что не имеет значение происхождение?
    "Спасибо" наполнило бокал до краев, разливая тонкий аромат по залу.
    - Чарльз, мы закрываемся.
    За что ценил он этого человека, так это за понятливость - тот засобирался домой сразу, уже через минуту оставив их вдвоем и даже закрыв на ключ дверь. Что ж, у него есть свой, но разговор явно нужен до того, как двери вновь откроются уже за полночь.

    [icon]https://i.imgur.com/FOS5iYN.jpg[/icon]

    Отредактировано Diluc (2022-04-03 21:37:29)

    +2

    4

    [icon]https://i.ibb.co/HP6N0tt/1111111111.jpg[/icon]

    Кэйа Олберич даже думал, что вот сейчас в него прилетит огненный феникс Дилюка. Конечно, таверну жалко, да и город может пострадать, но этот взгляд... Кэйа даже дыхание задержал. Как тогда, перед комнатой брата.
    Бокал вина. Рука сразу же обхватила его, словно Дилюк мог отобрать. Да даже если бы отбирал или выплеснул в лицо - не важно. Это были бы эмоции, это бы было... Совсем как их прошлое, утекшее сквозь пальцы почти четыре года назад.
    - Прекрасный урожай, - голосом знатока отозвался Кэйа, рассматривая лицо хозяина заведения.
    "Благодаришь меня... Брат? А вслух?"
    Кэйа уже сделал глоток, как чуть не поперхнулся. Чарльза-то зачем отпустил?.. Чтобы прибить без свидетелей? Поставил бокал на стойку. Провел пальцами по стеклу, стирая маленькую капельку вина. Поднёс пальцы к губам, словно собирался облизать. Это было бы глупо, Кэйа.
    Капитан кавалерии оперся локтем на стойку и улыбнулся Дилюку, ощущая себя готовым умереть.
    - Что, Полуночный герой... Теперь ещё кое-кто знает, кто скрывается под маской? - намекает то ли на Итэра и Паймон, то ли на себя.
    Конечно, он знал. Даже странно, что его никто другой не узнавал. Эти волосы, эта фигура, этот пылающий меч, который горит так же яростно, как сердце Дилюка.
    Кэйа все же тронул пальцами свои губы. Не ради вкуса вина, скорее чтобы попытаться удержаться от вздоха. Это было бы совсем нелепо - сидеть тут перед братом и вздыхать о том, что потерял его когда-то. А ведь все в городе перестали вообще говорить о них как о братьях. Была ли на то воля Архонта? Способен ли он вообще стирать память стольким людям? Или все внезапно стали такими чуткими, что, увидев молчаливых и отстранённых братьев, просто приняли правила этой игры... Вряд ли каждый торговец и житель Мондштадта был в курсе деталей трагедии семьи...
    "Семьи. Кэйа, ты слишком много о себе думаешь. Ты приёмный... И уже никто. Кэйа Олберич, Кэйа - капитан кавалерии, но никак не брат Дилюка".
    В городе было множество мест, где продавали выпивку. Хорошую или нет. Да и у Венти всегда были идеи, где купить бутылку того или другого вина. Но Кэйа таскался конкретно сюда. И иногда Дилюк даже снисходил и говорил ему пару слов. А сейчас...
    Даже тогда, в ту самую ночь, он не чувствовал себя таким уязвимым как сейчас.

    Отредактировано Kaeya (2022-02-21 16:19:10)

    +1

    5

    Эта улыбка - словно удар в под дых, каждый раз, когда Дилюк ее видел, дыхание перехватывало, и он винил свое тело в предательстве. Но последние недели, спустя события, которые уже невозможно игнорировать, он все чаще задумывался над тем, насколько честным можно быть уже наконец хотя бы с самим собой. Наверное, Кэйя и правда честно заслужил то, о чем спрашивает, не спрашивая, но как всегда (признаем уже, что это правда) ограждая чувства Дилюка от боли. Возможно, не всегда правильно, вымораживая и пытаясь обложить льдом подколок, но... объективно всматриваясь в прошлое, Дилюк правда не мог бы назвать действительно специально причиненных болезненных воспоминаний. Ладно, кроме одного, того самого, но он уже несколько месяцев, как начинал понимать, зачем и почему юный Олберич тогда признался. А мог бы ведь и дальше играть роль на том же уровне, достойном восхищения. И наверное именно за эту внезапную честность Дилюк тогда не сдал его властям, вообще никому не рассказал.
    И сейчас Рагнвиндр не мог бы сказать, насколько сложно было тогда признаться Кэйе в подобном. Наверное, не менее сложно, чем Дилюку произнести после вопроса о новых знающих правду о "Полуночном Герое" (кто бы сомневался, что капитан кавалерии в курсе?):
    - Спасибо.
    Одно слово, которое раскалывает тишину в таверне, но не заглушает слишком громкой дроби пульса в ушах. И вряд ли это благодарность только за молчание. Горячее щекочущее и неприятное чувство, почему-то несущее облегчение (да какого мага бездны вообще?!) поднимается от груди, сжимает горло и пляшет где-то у переносицы, а затем ему приходится отвернуться, медленно и глубоко выдыхая, чтобы не пролить слезы, которых у него не было... сколько лет? да с тех пор и не было. С момента признания Кэйи в том, что не прощают.
    Или прощают? Да, определенно он уже простил. Вряд ли забудет, но это знание, возможно, надо просто переосмыслить, наконец. Уже пора бы, Кэйя вполне доказал свою верность Мондштату и его людям.
    "А что на счет тебя? Что, при чем тут я вообще? О чем я думаю, что за бред?"
    Для вида он взял с полки бутылку любимого виноградного сока с приправами и налил и себе, во время привычного действия приходя в себя - и смахивая влагу с ресниц. Хорошо что давно отвыкшие от этого глаза не выдадут, похоже, краснотой. Но об этом он будет раздумывать позже.
    - Кэйя...
    Он позвал, все еще не обернувшись, но он так давно не звал его по имени, что это тоже как будто через облегчающую боль сказано.
    - Давай выпьем за Крепуса?
    Он не знает, что еще сказать для того... для чего? Для начала примирения, пожалуй...

    [icon]https://i.imgur.com/FOS5iYN.jpg[/icon]

    +1

    6

    [icon]https://i.ibb.co/HP6N0tt/1111111111.jpg[/icon]

    Да. Он действительно сделал это. Сказал это слово... Вот бы посмеялись ребята из Ордена, узнав, как колотится сейчас сердце их капитана. Кэйа всегда был таким лёгким, дерзким, сладко говорил, улыбался... И всегда словно бы ходил по грани, считая весёлой шуткой то, что не могло бы ею быть даже в кошмарах. Запереть своих рыцарей за барьером вместе с врагами? Это вообще не весело, Кэйа. Но нет, капитан кавалерии лишь считал, что раз они живы - то всё отлично.
    А сейчас он с трудом сдерживался от болезненного выдоха. Брат... Дилюк.
    - На здоровье, - сказал Кэйа и отпил из бокала. Сглотнул свою боль. Вернее попытался. Было больно, хотя ведь брат пытался как-то... Помириться? Да нет, это глупость. Дилюк ведь...
    Кэйа задумался. А что Дилюк? Не давал напиваться, отбирая бутылку. Всегда проверял, в каком состоянии Кэйа уходит домой после закрытия таверны. Как Кэйа это узнал? Да потому что он всегда следил за братом. Следил за его взглядами, выражением лица, за его движениями. Он был специалистом по Дилюку. И точно мог сказать, что тот провожал его взглядом, когда Кэйа наконец все же тащился домой, старательно изображая пьяного. И Кэйа мог бы поклясться, что однажды он даже не специально споткнулся на пороге - и Дилюк сделал такое движение, словно бы готов был его поддержать... Хотя нет, это точно обман зрения. Скорее всего Дилюк напоследок ещё собирался дверью хлопнуть, возможно даже по заднице брата, чтобы выметался быстрее.
    Услышать своё имя было вообще чем-то за гранью. Дилюк либо обращался к нему в собирательном "рыцари Фавония" или "Ордо Фавониус", либо просто коротко говорил "ты", но это было-то раза два с тех самых пор. А тут... Имя.
    Он вспомнил, как Дилюк впервые повторил имя представившегося ему мальчишки-найденыша... И улыбнулся. Вроде простое имя, но Дилюк его так старательно проговорил, словно клятву давал какую-то.
    "Что, Кэйа, накрыли воспоминания?.. Ты ещё скажи, что раньше трава была зеленее. Прошло десять лет с того сладкого момента. Вы больше не братья, ведь вашего общего отца... Что?.."
    Кэйа чуть вслух не сказал это самое что.
    - За Крепуса... - выдохнул он вместо этого. От имени названного отца какой-то ледяной шип пронзил сердце. Как и всегда, как и всегда. Поднял взгляд и не удивился, увидев спину Дилюка. - Тогда выпьем, чокаясь.
    Он очень хотел посмотреть брату в глаза.

    Отредактировано Kaeya (2022-03-17 03:21:11)

    +1

    7

    Чокаясь... как будто кто-то чокается виноградным соком, бездна подери. Прерывисто выдохнув, он отставил сок и взялся за чистый бокал, наливая вина и себе, совсем немного, а когда развернулся, уже знал что пожалеет о том, что показывает сейчас то, чему удивлен не меньше Кэйи. Он даже быстро вытер рукой, затянутой в перчатку, эту едкую влагу и словно совершенно не понимая, что это, уставился на влажные пальцы. Сглотнул, чокнулся с Кэйей и глотнул вина.

    Казалось, небольшой глоток обжег горло и ухнул ужасной тяжестью в желудок. Но, нет уже через пару секунд тепло расползлось по груди, вымещая сначала мерзкий колючий ком из горла, а затем и выталкивая горечь разочарований, боли и разлук из груди. Сказать он так ничего и не смог, просто поднял, наконец, взгляд на Кэйю и не видел его толком - цветные пятна, расплывающиеся сейчас вместо окружающего мира, вряд ли можно было назвать прямым взглядом. Он все старался не пролить вновь эти гребаные слезы, а потому все меньше видел перед собой. Вдох-выдох, медленные, как само время сейчас.

    - Он тобой гордился... хотя, я уверен... он знал правду.

    Выдавить из себя даже эти несколько слов приносит что-то вроде облегчения. Он понятия не имел, что делают люди, у которых полные глаза слез. Он даже старался не моргать - лишь вновь опустил взгляд к стойке и своему стакану в руке. Вспоминая, что именно привело к гибели отца и тому откровенному разговору между ним и Олберичем, он понимал, что не объяснить Кэйе причины его злости было... неправильно. Почти жестоко. Но тогда он точно не думал, разочарованный сначала в отце, а затем и в самом близком после него человеке, что чужие чувство что-то да значат. И, кажется, пришло время. И это решение помогло сейчас испарить слезы, хоть на щеках осталось мерзкое ощущение чего-то и правда разъедающего кожу - зато, в противовес ему, сердце внутри словно освободилось от... чего? Он не очень понимал, но футляр из сейфа под стойкой достал уже более спокойно, хоть и знал, что его слезы никто из них двоих точно не забудет. Он открыл коробку и повернул ее к Кэйе, показывая перчатку с алым глазом порчи. Огненная стихия точно в насмешку над его собственной пылала даже ярче внутри этой "безделицы".

    - Отец использовал это тогда. Вернее, не только тогда. И в итоге, не справился. Я... не сразу понял, что это.
    Только сейчас он вновь поднял взгляд на Кэйю, все еще дыша едва-едва, но уже не чувствуя стягивающей, давящей тяжести внутри.

    [icon]https://i.imgur.com/FOS5iYN.jpg[/icon]

    Отредактировано Diluc (2022-03-25 00:00:34)

    +1

    8

    [icon]https://i.ibb.co/HP6N0tt/1111111111.jpg[/icon]

    Олберич мог бы назвать Дилюка самым предсказуемым человеком в своей жизни. Он знал его всего целиком. Его душу, его мысли, его жизнь, его... да не важно, что там было в их общей спальне. Дело в другом. Брата он знал. Только два раза он удивился - тогда, когда Дилюк ничего не рассказал магистру о его, Кэйи, происхождении. И вот сейчас второй.
    Дилюк налил себе... вино? Ледяной шип в сердце стал каким-то не таким болезненным. Кэйа даже улыбнулся невольно. Надо же... брат изменил своей совершенно идиотской привычке владеть винокурней и пить эту безалкогольную дрянь.
    А потом улыбка застыла. И сменилась ошеломляющим пониманием, что он видит сейчас. Рука словно бы сама по себе подняла бокал к губам. Горло словно бы само собой сглотнуло обжигающий напиток. В ушах шумело - и вовсе не от алкоголя. Внутри, там, где вроде бы обычно билось сердце, сжималось что-то сейчас. Кэйа смотрел на его лицо. Смотрел в его глаза. И словно бы слышал сейчас то, что выкрикивал ему тогда Дилюк. Но тогда Дилюк не плакал. Или плакал?.. Олберич не помнил или боялся вспомнить самое главное. Он так старался вывернуть из брата чувства, задевал, смеялся, намекал на их общее прошлое... а тот всегда хмуро смотрел или вовсе отворачивался, закрывая глаза и являя собой просто некую статую осуждения и молчания. А тут... вот тебе, Олберич, чувства Дилюка. Распишись и забирай себе, ты же так хотел.
    Кэйа сглотнул. Так хотелось протянуть руку, коснуться его щеки. Бережно-бережно, словно касаясь одуванчика. Так хотелось сделать хоть что-то, что всегда было разрешено раньше. А потом оказалось не просто под запретом, а каким-то вообще невозможным. Коснуться. Простое такое движение. Но Кэйа не смог поднять руку. Не смог тронуть брата. Не смог обойти эту стойку и прижать его к себе. Это было разрешено слишком давно. Теперь оставалось только сидеть и... А ведь Дилюк даже сейчас старался хоть как-то сдержаться. Упрямый. Упрямый и такой... чувствительный. Кэйа на секунду вспомнил, как восторженно Дилюк размахивал обретенным Глазом Бога. Как прыгал на постели, разумеется, когда они были наедине, получив свое назначение капитаном... мальчишка ведь. Восторженный, яркий, такой живой и гордый. Упрямый и... нежный. Кэйа всегда был уверен, что именно ему придется всегда прикрывать брату спину. Что они так и проведут жизнь - брат будет пламенем выжигать врагов, зная, что на Кэйю можно положиться, что тот не даст к ним подобраться... и уверенным точным ударом вонзит меч в сердце любого, кто захочет навредить Дилюку. И теперь вот этот мальчишка снова стоял перед Олберичем. Тень его... но все же...
    - Знал... правду?.. - в животе скрутило.
    Конечно, Кэйа задумывался, с чего бы Крепусу Рагнвиндру брать под опеку незнакомого мутного мальчишку. Но в детстве его это мало заботило. А когда он стал старше... решил, что Крепус просто пожалел его. Ведь сын того же возраста растет без матери... Кэйа даже не исключал возможности того, что Крепус решил таким образом вырастить для своего сына верного телохранителя. На всякий случай. Он все равно любил его... любил обоих Рагнвиндров.
    - Что?..
    Вот теперь внутри было не холодно. Кэйю накрыло пламя. Он невольно сжал бокал левой рукой, а правой коснулся повязки на глазу. Стало больно. Эта... сила. Эта сила была ему знакома. И очень хорошо. Он охотился на магов бездны, он видел следы проклятой силы повсюду. Но они не давали такого эффекта. Он убивал без жалости всех, кто был... оттуда. Но сейчас Кэйа смотрел на эту силу с ужасом. И каким-то внезапным пониманием. Чудовищным пониманием.
    - Вот как... - Кэйа опустил руку. Сделал глоток из бокала. Под повязкой покалывало, боль перетекала в висок, обещая мучительную мигрень на утро. Он смотрел на перчатку, ощущая тошноту. Не может быть. Он чувствовал тогда что-то там, где умер Крепус. Но там был этот сраный Дракон... и тогда Кэйа подумал на его силу.
    - Дилюк, я надеюсь, ты ЭТО не использовал.

    Отредактировано Kaeya (2022-03-25 02:59:07)

    +1

    9

    Сама по себе реакция Кэйи уже говорила о многом: у него больше нет сомнений в том, что тот не знал о произошедшем тогда с отцом. И что задержался, не успев прийти на помощь, не специально. Да, по правде говоря, таких сомнений у Дилюка никогда по-настоящему и не было. Он мог сколько угодно не доверять Кэйе в плане связи его с Орденом Бездны из-за его признания или просто злиться на то сокрытие правды все эти годы, но никогда по-настоящему не верил, что тот был способен нарочно «припоздниться», выдвигаясь с отрядом на помощь к отцу.

    Теперь, спустя годы, он знает… он видел, как брат буквально вырезает на трупах чудовищ свою клятву верности если не Рагнвиндрам, то хотя бы Мондштату. Дилюк не идиот, а его сеть информаторов достаточно обширна, чтобы знать, что Кэйя сыграл не последнюю роль в защите Мондштата, пусть и действовал куда более скрыто, чем та же Джинн. И пусть все еще царапает душу смерть отца и последовавшее слишком шокировавшее тогда признание брата, но время расставило все на свои места.
    И сердце этот процесс подтолкнуло не меньше прошедших лет.
    Все было бы проще, если бы они не были бы столь близки с детства. Внутри все не рвалось бы на части, а глядя на Кэйю сейчас, у Дилюка на языке не вертелось бы желание… попросить? Но Кэйя спрашивает то, о чем спросил бы только в одном случае, да еще с такой явной тревогой во взгляде и желании услышать отрицательный ответ. Дилюк не отводит взгляд, не фыркает презрительно и одновременно отрицательно, потому что прекрасно знает, что и Кэйя уже знает ответ. Но и подтвердить простым «да» не может то, что когда-то буквально выжигал пламенем Бездны тех, кто имел хоть какое-то отношение к ней или смерти отца.
    И все же, прояснить этот момент до конца он обязан, а потому с долгим, едва заметным вдохом начинает стягивать с левой руки перчатку, без которой в последние годы его видели очень немногие. И если на правой были обычные шрамы от ранений, то левая была почти вся покрыта с тыльной стороны искореженной магией Бездны плотью. Там, где она прожигала ткань перчатки и касалась живой кожи, оставались ожоги, больше похожие на уродливые языки пламени. Будь Дилюк чуть менее сильным, вероятно, они остались бы и на его сердце, в итоге убив, как отца когда-то.
    Он уже и сам разглядывает это уродство, размышляя о том, жалел ли он хоть когда-нибудь о том, что использовал подобную вещь против тех, кто тогда не был ему «по зубам»? Нет. Он лишь сомневался в том, было ли это… достойно? Но достойно чего? Его звания рыцаря Ордена Фавония, который дискредитировал себя раз и навсегда в глазах Рагнвиндра? Тоже мне, потеря. Или же достойно фамилии своей семьи и отца? Так это тоже перестало быть актуально с его смертью, вернее, обстоятельствами, сопровождавшими ее. И эти обстоятельства он выжег не в последнюю очередь благодаря им же. Парадоксально и иронично в чем-то, но факт: клин клином Дилюк вышибал фатуи и приспешников Бездны очень быстро и эффективно.
    Впрочем, даже несмотря на все плюсы, у использования Глаза Порчи был один такой жирный минус: погружение во тьму Бездны, даже не стоя у ее края. И сейчас, подняв взгляд на Кэйю, он не смог выдержать ответный – вновь опустил его на свою искорёженную темным пламенем плоть на руке.
    - Не смотри так. Я не жалею. Те, кто ему это дал, заплатили сполна.
    Он закрыл шкатулку и словно дышать стало легче, что наверняка вызовет вопросы у Кэйи.
    - На ней печати, сдерживающие… это, заклинатель из Ли Юэ постарался от и до выполнить контракт. И печати работают до сих пор, - он взялся за перчатку, чтобы вновь надеть её, но лишь сжал пальцами судорожно и словно замерев взглядом на руках самого Кэйи.

    Губы в едва слышной просьбе шевельнулись будто сами по себе… хотя, нет, это было его желание, никто бы и никогда не заставил бы его сказать это против воли Дилюка. Вероятно, будь здесь хоть один посетитель, даже самый нешумный, расслышать тихую просьбу Рагнвиндра Кэйе было бы просто невозможно. Но тихое, на грани слышимости «обними меня» словно даже часы в дальнем углу побоялись заглушить. Пожалуй, только сейчас он почувствовал тяжесть этой разлуки на годы, и вовсе не Глаз Порчи оставил эту тяжесть и пустоту внутри.

    [icon]https://i.imgur.com/FOS5iYN.jpg[/icon]

    Отредактировано Diluc (2022-04-02 11:34:57)

    +1

    10

    [icon]https://i.ibb.co/HP6N0tt/1111111111.jpg[/icon]

    Он только задал вопрос - и уже понимал ответ. Исчезновение из винокурни наследника и нового владельца... слухи о том, что он уехал без Глаза Бога... Кэйа тогда не думал, что Дилюк мог бы оставить подарок богов. Мало ли, что там говорят горничные, им откуда знать все тайны мастера Дилюка. Но, кажется, огненный Глаз Бога все же хранился на винокурне эти годы. Дилюк взял с собой... эту дрянь.
    Да. Эту. Дрянь.
    Кэйа забыл, что надо вдыхать и выдыхать, глядя на руку брата. Ему одновременно захотелось придушить Дилюка и придушить... абстрактно - Бездну. Или пойти поубивать магов бездны. Или просто поорать в ночном лесу. Или может быть даже с утеса, глядя в небо и торчащую там Селестию. И потом еще раз придушить Дилюка.
    Вначале он хотел спросить банальное "зачем", потом - "о чем ты думал". А потом он поднял взгляд от руки брата на его лицо и замер, размышляя, что же видел Дилюк, используя Глаз Порчи. И чем... расплатился за это. Это ли стерло его улыбки? Его тепло...
    - Дилюк... - на грани слышимости выдохнул Кэйа и шумно втянул воздух, сжимая зубы, чтобы не ругаться. Кто он такой, чтобы ругаться с братом. Дилюк не маленький, понимает, где совершил ошибку. И все же... Олберич ощутил позабытые чувства - восхищение братом. Дилюк смог обуздать темную силу - и выжить.
    - Интересно, понимал ли заклинатель, с чем ему приходится работать, - пробормотал Кэйа, рассматривая шкатулку. И снова задаваясь вопросом, использует ли брат до сих пор эту темную силу. Или полагается на Глаз Бога, как и раньше. Если судить по действиям Полуночного героя, тьмой там даже не пахло, разве что от магов Бездны. Дилюк был собой - ярость, четкость, огонь феникса, сметающий всё на своем пути и превращающее в пепел даже камни.
    Как-то он так погрузился в мысли, что вначале подумал - ошибся. Но вскинул взгляд на брата... И сердце облилось болью. Но Кэйа тут же соскользнул со стула, за какое-то мгновение обошел стойку и... тут же обхватил Дилюка за плечи. Медленно, сильно. Прижимая к себе того, кого боялся коснуться уже давно. И о ком тосковал, сам того не признавая. Кэйа медленно провел ладонью по спине брата вниз, вверх. Пальцы запутались в пламени его волос, и Кэйа сглотнул. И потом прижался щекой к щеке Дилюка, наконец расслабляясь, обнимая его уже мягче, зажмурившись и ощущая запахи, слушая дыхание. Он не обнимал его четыре года. С тех пор они выросли и изменились оба. Плечи Дилюка стали шире, спина, казалось, еще  прямее стала. Волосы эти... Кэйа чувствовал, как внутри, там где сердце или душа, кто ж разберет, рождается горячий шар. По его щеке скользнула слеза, теряясь в воротнике Дилюка.
    - Пожалуйста... - прошептал он и повторил еще раз, выдыхая брату на ухо, - пожалуйста, прости меня. Пожалуйста, прости меня.

    Отредактировано Kaeya (2022-04-06 00:50:09)

    +1

    11

    Он правда разучился.
    Обнимать...
    Выражать чувства...
    Плакать...
    Душащий, распирающий горло ком встал где-то под языком и теперь никак не желал лопнуть, освобождая дыхание. Ресницы слиплись от влаги - щека стала сырой, но он не понимал сейчас, его ли это слезы или Кэйи. Или горечь разлуки сейчас смешивала их взаимные чувства, разъедая кожу, но тут же залечивая раны. Сглотнуть душащий ком удалось с трудом, еще сложнее - поднять руки, словно заржавевшие в суставах и едва способные шевельнуться. Но стоило, все же, коснуться дрожащими ладонями спины Кэйи, как тело будто само вспомнило, как надо. И на просьбы простить лишь стиснул в объятиях сильнее, пока не зная что отвечать.
    За эти годы он все же повзрослел, отчасти начиная понимать причины и следствия - у Кэйи были свои причины, вряд ли они были оправданием всему, но, в конце-концов, если быть честным до конца, Дилюк ему верил: во всем Мондштадте лишь сам Рагнвиндр был более непримиримым врагом Ордена Бездны, чем Кэйя.
    - Пожалуйста, больше никогда не лги мне... - впрочем, это прозвучало не угрозой и не предупреждением, но обещанием взаимности - ему тоже было, что скрывать эти годы, но карты выложены на стол. А еще это прозвучало... началом? Он пока не понимал, чего именно, но только вот сейчас наружу хлынуло облегчение. Даже спина и плечи чуть расслабились, а прерывистый вздох наконец прорвался сквозь сдавленное горло и дышалось теперь в разы легче.
    А вместе с возможностью дышать, в сознание врезался запах Кэйи, тот самый, что, оказывается, он помнил до сих пор. К нему примешивались новые, вроде хорошего алкоголя (кое-кто никогда не пил дешевую бурду) или словно едва заметной изморози раннего льда поздней осени... Эти новые запахи нравились, хоть и говори о годах, которые Кэйя провел без него, а значит, слишком о многом придется поговорить. Раньше это давалось ему легко, особенно когда он был уверен в брате, как в самом себе и даже больше. Сейчас же доверие было, казалось непозволительной роскошью - еще одна вещь, которой придется учиться заново.
    Вздохнув, он сжал пальцы на плаще Кэйи и, все же, решился сказать... спросить... попросить? А Бездна его знает, что в этом было больше, но почему-то без этого их... примирение казалось незаконченным.
    - Пойдем домой, Кэйя.
    Наверное, поужинать дома вместе было хорошей идеей. На мысли, уже скользящие по бронзовой коже и тщательно отсеиваемые все еще не сдающим позиции разумом, он старался не обращать внимания. Ему сейчас правда важно вместе пройтись когда-то знакомой им обоим дорогой до винокурни, сказать Аделинде "мы дома" и в ожидании ужина просто помолчать в креслах у камина. Или не помолчать, как уж выйдет.

    [icon]https://i.imgur.com/FOS5iYN.jpg[/icon]

    +1

    12

    [icon]https://i.ibb.co/HP6N0tt/1111111111.jpg[/icon]

    Да, брат попросил... сам ведь попросил. Но все же на какие-то бесконечные секунды казалось, что Дилюк не обнимет в ответ. Что оттолкнет, теряясь от собственных чувств. Но... на спине сомкнулись сильные руки Дилюка - и Кэйа судорожно вдохнул. Выдохнул уже медленнее. Больно было ужасно. Почему-то едва ли не сильнее, чем когда-то во время их... ссоры. Если можно назвать ссорой то, что они пытались убить друг друга. Однажды Кэйа задаст этот вопрос Дилюку - убил бы брат его тогда? Или нет? Сам-то он был готов умереть, но почему-то ведь взялся за меч тоже. Все это дурь прошлого. А сейчас вот они рядом, хватаются друг за друга.
    - Да... я не буду, - совершенно детским обещанием отозвался Олберич и невольно, сквозь ощущения текущих по щекам слез, улыбнулся. Я не буду - это он так говорил в свои десять, двенадцать, четырнадцать лет. Я не буду - и чуть неуверенно улыбался, показывая характер. Проказливый на самом деле. Вовсе не стесняшка, каким был сразу после начала жизни на винокурне. И ведь именно он придумывал большинство проделок, в которые втягивал Дилюка. И сколько раз брату приходилось вытаскивать его? Прикрывать его глупости своим уверенным "Нет, это не Кэйа, мы все время были рядом!" Ага, рядом. Держал лестницу, когда юному Олберичу вздумалось ограбить яблоневый сад...
    Я не буду... и все же в этом была только правда. Кэйа поклялся перед самим собой, что не солжет брату. Больше - нет. И зачем? Какой смысл обрести - он тихонько надеялся на это сейчас - его и снова потерять из-за лжи?
    Обнимая сейчас брата, Кэйа понимал, сколь сильно он изменился. Да и сам Олберич тоже... Да, они обнимаются, они дышат друг другом, вроде бы как раньше. Но они другие. Кэйе стало интересно, а какой он теперь - Дилюк? Суровый, холодный, пламенеющий лишь в гневе? Или есть там где-то хохочущий мальчишка, падающий в одуванчики и тянущий за собой смущенного брата?
    Капитан кавалерии чуть вздрогнул, услышав слова Дилюка. Вскинул взгляд. И заулыбался - чуть неуверенно, но потом шире.
    - Пойдем, Дилюк, - выдохнул он и отступил, с трудом отпуская брата.
    Пока Дилюк закрывал таверну, Кэйа рассматривал его как-то очень жадно, голодно. Хотелось снова прижать его к себе и не отпускать вообще. Дышать вместе с ним. Чувствовать его руки на своей спине. А может быть - чтобы эти руки сжали его волосы и притянули ближе, чтобы... Кэйа облизал губы и улыбнулся снова.
    - Нас увидят вместе, - заметил он, уже направляясь в сторону ворот.

    Отредактировано Kaeya (2022-04-21 02:21:54)

    +1

    13

    Тепло таверны и его дыхания иссушало слезы, согревало изнутри. Хотелось ткнуться носом в его шею, провести губами по ней и дышать еще ближе. Но это было опасно. Слишком давно не было... ничего. Ничего, кроме холодных стен, чтобы сейчас позволить себе хоть что-то лишнее, не будучи уверенным в том, как отреагирует Кэйя. Еще один прерывистый вздох - на обещание, такое знакомое, и которому однажды уже поверил. Глупо, по-детски, наивно. И сейчас, пожалуй, поверит вновь - возможно, вновь глупо и наивно, но уже не не по-детски и осознанно. Отпускать не хотелось, но не стоять же тут вечно - надо идти отдыхать, потому что сил, внезапно, прибавилось, но тело словно уже не слишком способно вмещать их на сегодня.
    - Пф, конечно увидят, - закрывая дверь служебного входа, он пожал плечами и глянул на Кэйю с пойти ехидной усмешкой, - а если не увидят, то хреновые они стражи ворот.
    Убирая в ключницу на поясе связку позвякивавших ключей, он зашагал с Кэйей в сторону ворот. Пожалуй, это и правда было теперь странное чувство - словно вернулся на пять лет назад, а то и больше. Словно они вновь вместе патрулируют улицы города ночью, и вот решили прогуляться по окрестностям, а значит сейчас пройдут через главные ворота города, поприветствуют коллег и пожелают им спокойного караула.
    Но, нет, все меняется.
    Сначала рыцари увидели капитана кавалерии, начали было докладывать, что все спокойно, а потом осеклись, увидев за спиной Олберича Рагнвиндра. Кажется, один из них подавился словами, а у второго глаза на лоб полезли.
    - Вольно, - буркнул Дилюк, проходя мимо и просто пытаясь не рассмеяться в голос от того, насколько нелепо выглядели ошалевшие от такой картины стражники. Разбираться с ними предоставил Кэйе: рыцари Ордо Фавониус - это теперь его забота. Назавтра весь город будет гудеть об этой новости, да и черт бы с ними. Возможно, даже любопытных посетителей прибавится. А вот черта с два - завтра он не планировал выходить на смену в таверне, так как пятница лишь через два дня, а значит, Чарльз справится. А вот справятся ли Ордо Фавониус без Олберича? Иногда Дилюку казалось, что орден всего на трех-четырех людях держится, включая Кэйю.
    Лишь подходя к Спрингвейлу, мирно спящему и без единого праздно шатающегося пьянчуги на улицах, он вдруг понял, что взял Кэйю за руку. Спокойно, словно так и надо было, словно без этого их прогулка какая-то... неполноценная выходила, что ли. И, черт дери, на сегодня он вроде бы уже сделал слишком много "первых шагов", но каждый следующий, как оказалось, было делать все легче и легче, и дышать после этого становилось тоже свободнее. Наверное, это вот зарождающееся чувство, что он вновь берет в свои руки не только ладонь Кэйи, но свою судьбу, вызывало... неописуемый восторг. Ночной теплый ветер в лицо, огни города справа и тихий шелест листвы, вторящий гулким, но уже ровным ударам сердца.
    - Что ты им сказал? Ну, на воротах... мне надо знать, о чем завтра будут судачить в городе.
    И нет, руку он не отпустил, уверено шагая в сторону леса, а там уже и поворот в сторону винокурни недалеко.

    [icon]https://i.imgur.com/FOS5iYN.jpg[/icon]

    +1

    14

    Эта короткая мысль - а что, если повеселиться и сделать так, чтобы стражи ворот их не заметили?.. Но мысль пришла и ушла. Кэйе почти всегда было убийственно скучно без вызовов себе или другим. С Дилюком всегда было иначе. Ярость, яркость, сияние и жар. С братом всегда было весело. А без него мир как-то выцвел, превратился в лед и ночь. Но вот он, Дилюк, снова рядом... наступит ли рассвет? Возможно, они смогут снова придумывать какие-то шалости? Даже если им уже не пятнадцать лет. Вдруг Дилюк захочет расслабиться снова, совсем как тогда, ввязаться во что-то смешное или безумное.
    И ему даже было интересно, а как на самом деле увидят их рыцари - как двух мужчин, идущих из города по делам? Как братьев? Хотя Кэйа сомневался, что вообще все рыцари в Мондштадте в курсе его родственных связей с Дилюком. И ребята не подкачали - выражения их лиц... просто нечто! Кэйа изогнул бровь и неторопливо подошел к рыцарям. Дилюк уже пошел дальше, а Кэйа задержался.
    - Докладывайте! - приказал он лениво.
    Секундная заминка, когда ребята пытались сообразить, что происходит. И потом два почти одновременных ответа:
    - Всё спокойно, капитан!
    - Никого подозрительного, капитан!

    И красноречивые взгляды в спину Дилюку.
    - Отлично, - капитан кавалерии улыбнулся, словно парни были его отрадой и лучшим времени было встретить их сегодня, - мы с мастером Рагнвиндром пройдемся по окрестностям, будьте бдительны.
    Он даже не издевался. Бдительными стоило быть всегда. Хиличурлы обнаглели настолько, что лезли практически к воротам города, что уж говорить о магах бездны - эти вообще стали появляться куда чаще обычного. И это было... подозрительно и странно. И Кэйе очень сильно хотелось обсудить это с братом. Они охотились едва ли не на одних и тех же врагов. Наверняка Дилюк многое знал, что стоило бы узнать и Олберичу.
    Он как-то так задумался, что не сразу сообразил, что пальцы Дилюка сжали его ладонь. И сердце мгновенно забилось чаще. Кэйа покосился на брата и понял, что тот либо сделал вид, что ничего необычного не происходит, либо... просто сделал такое привычное движение, как раньше. Сколько раз они бродили так? Взявшись за руки, оберегая один другого. А теперь это происходило снова. Прохладные пальцы в обжигающем прикосновении Дилюка. Словно. Так. Было. Всегда. Олберич заулыбался - едва ли не впервые за последние три года - искренне и открыто. И по-дурацки.
    - Ммм... Сказал, что мы идем биться со всеми кошмарами Мондшадта! - рассмеялся Кэйа и взглянул на Дилюка. Один глаз был скрыт повязкой, но второй сиял каким-то словно бы даже светом. - Ну или что-то вроде этого. Капитан кавалерии и мастер Дилюк не могут просто выйти погулять! Они обязательно должны творить великие дела, не забывай. У нас с тобой репутация!

    [icon]https://i.ibb.co/HP6N0tt/1111111111.jpg[/icon]

    +1


    Вы здесь » BezdnaCross » Фандомные игры » Мы закрываемся


    Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно